Интересные мысли

Почему в противостоянии черно-белой и цветной фотографии нет смысла

50-е годы ХХ века профессиональные фотографы презирали цветные снимки. Теперь фото в цвете — «значение по умолчанию». Почему и как чаша весов склонилась в их сторону?

Пролог: мечте больше нет места

В 2015 году Leica выпустила красивое и нелепое рекламное видео. В нем шла речь о новом продукте бренда — цифровой камере, которая снимает только в ч/б. Видео впечатляющее и странно убедительное. На фоне гипнотизирующих монохромных орнаментов голос за кадром убеждал, что черно-белое решение чище, а гиперреализм цвета не просто чрезмерно груб — он не нужен в принципе и служит лишь помощью людям без воображения. Слоган видеоролика звучал безапелляционно: «В цветном мире нет места мечте».

Конечно, это утрированно и неверно. Ситуация обратна: цвет раскрывает то, что мы не видим в ч/б-режиме. Настаивая на черно-белом, автор зачастую выглядит претенциозно. Но видеозаявление Leica возвратило актуальность одному из самых старых противостояний в фотографии: спор о том, что лучше — ч/б или цвет. Сегодня мы понимаем, что эти дебаты бесплодны, но сама полемика и ее история очень интересны. Ларс Мензель (©Lars Mensel), фотограф и писатель из Берлина, составил небольшой экскурс, который поможет понять, как развивался этот спор.

Действие первое: цвет — глупость

Фотография стала «законной» формой искусства совсем недавно. В конце XIX века ее считали слишком буквальной и прямолинейной. Творческая аудитория говорила, что фото не развивает воображение так, как изобразительное искусство. Аргументация напоминает тезисы из того самого ролика Leica — что-то слишком реалистичное не может быть художественным. 

Изначально фотография конкурировала с изобразительным искусством, требовала таких же временных затрат (на экспозицию), в ней использовалось тяжелое статичное оборудование. Наиболее популярными темами, как и в живописи, были пейзажи и портреты. Во время Первой мировой войны стали доступны портативные камеры и пленка — благословение по сравнению с ранее использовавшимися стеклянными пластинами. Прогресс позволил фотографам работать в ранее невозможных условиях, и материал стал сильнее отличаться от живописных картин.

Анри Картье-Брессон, Хелен Левитт и другие пионеры фото использовали реализм новаторским способом. Со своими неожиданными темами и моментами, пойманными на снимках, они демонстрировали, что съемка композиций и статичных объектов отличается от живописи. С появлением новой эстетики родилась уличная фотография.

photo by Henri Cartier-Bresson

photo by Henri Cartier-Bresson

Легендарные фотографы постигали свое ремесло в мире черно-белого фото. Делая снимок, они заранее знали, что он будет монохромным, и абстракция будет его естественным качеством — как, к примеру, двухмерность. Цветные фото появились лишь в середине 50-х годов ХХ века, когда были изобретены процессы, позволившие достаточно просто снимать и печатать цветное изображение. Этот технологический прорыв сопоставим с изобретением портативной камеры, а привыкшие к ч/б фотографы стали играть роль, которую раньше брали на себя адепты живописи. Они отказались принять новую технологию и признать цветные фотографии искусством.

Вместо того, чтобы наслаждаться открывшимися возможностями, фотографы-художники избегали цвета. В их представлениях серьезная, документальная, художественная фотография должна была быть исключительно черно-белой. Легендарный Анри Картье-Брессон, прославившийся монохромными снимками-шедеврами, даже заявил, что цвет — это полная ерунда и глупость.

Действие второе: монохромное видение

Почему Картье-Брессон так резко отверг цвет? Скорее всего, потому что ч/б «работает» иначе. Объекты, которые эффектно выглядят на черно-белых фото, в реальности зачастую не очень красивы — как, к примеру, яркие цветные изображения после уменьшения насыщенности.

Исторический фотоканон был разработан для одной палитры, и пионерам искусства нужно было научиться снимать предметы, которые хорошо смотрелись в ч/б-режиме. Портреты Тины Модотти, абстрактные снимки Ман Рэя, фото Эдварда Уэстона опирались на резкость контраста. Во многом они снимали, подстраиваясь под черно-белые «рамки» — подчеркивая форму, контрастность, очертания.photo by Joel Meyerowitz

photo by Joel Meyerowitz

Джоэль Мейеровиц говорил, что цветные изображения информативнее, они гораздо больше, чем мир в оттенках серого. Эпоха сменилась, и вместе с ней изменился и предмет съемки. Фотографы начали фотографировать сцены, не связанные с логикой черно-белых, высококонтрастных настроек. Например, Уильям Эглтстон снимал торговые центры, Сол Лейтер — дождливые города, а Стивен Шор — яркие повседневные картины. 

photo by Stephen Shore

photo by Stephen Shore

В отличной книге Уильяма Эглтстона «От цвета к черно-белому» (From Color to Black and White) куратор Агнес Сир писала, что художники-новаторы смогли интересно изобразить банальные объекты, и именно использование цвета помогло решить эту творческую задачу. Переход от ч/б к полихрому был сродни переходу от героической фотожурналистики в стиле агентства «Магнум» к более поэтичному «повседневному» повествованию.

Сначала никому не были интересны подобные работы, но сегодня эти ранние пробы уже легендарны. Понадобилось время, чтобы у мира искусства открылись глаза на новое видение предмета и на цветную фотографию в целом. Казавшиеся обыденными фотографии стали популярными именно потому, что они были обыденными и знакомили широкую публику с красотой, «спрятанной» в повседневной жизни.

Эпилог: нерешенный вопрос

Цвет перестал быть противоречивой позицией, теперь это стандарт фотографии. Черно-белые снимки используются, в основном, для работы в классическом жанре, в фэшн-съемке, имитирующей модернистский стиль, или в маркетинговых кампаниях, которые хотят визуализировать размытое понятие высшего класса и изысканности. Это не означает, что противоречия разрешены и уничтожены.

Сегодня речь уже не идет о правильности и неправильности, реалистичности и снобизме, перспективности и старомодности. Противоречие сейчас заключается в том, как воспринимается воображение, как оно работает — или должно работать. Джоэл Меровиц сказал, что цвет — это не вопрос, а, скорее, ответ. Для фотографа он — одно из множества принимаемых профессиональных решений и часть видения и интерпретации мира.

photo by Alec Soth

photo by Alec Soth

Эта позиция уравнивает значимость ч/б и цветной съемки. Несколько лет назад фотограф Алек Сот в интервью Aperture сказал, что, глядя на фотографии, можно подумать — 80 лет назад мир был черно-белым. На самом деле, он не был похож на снимки того времени. Важно другое — то, как реальность была сфотографирована, формировало ее, как и сейчас.

Тэги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close